ДАНА АБЫЗОВА: «ЕСЛИ АКТЕР СДЕЛАЕТ ЧТО-ТО НЕТОЧНО, ОТ ЭТОГО НИКТО НЕ УМРЕТ».

ДАНА АБЫЗОВА: «ЕСЛИ АКТЕР СДЕЛАЕТ ЧТО-ТО НЕТОЧНО, ОТ ЭТОГО НИКТО НЕ УМРЕТ». 15.09.2020

ДАНА АБЫЗОВА: «ЕСЛИ АКТЕР СДЕЛАЕТ ЧТО-ТО НЕТОЧНО, ОТ ЭТОГО НИКТО НЕ УМРЕТ».



На телеканале «Dомашний» 14 сентября начался показ сериала «На твоей стороне», криминальной мелодрамы о двух, на первый взгляд, совершенно не похожих людях.
Максим после непростого детства явно срулил не на ту дорожку и оказался в центре криминальных разборок, куда совершенно неожиданно попала и умница Настя — успешный нейрохирург, всегда готовая прийти на помощь. Роль Насти сыграла одна из самых популярных сегодня молодых актрис Дана Абызова. Мы поговорили с ней о профессиях врача и актера, фобиях, которые можно преодолеть, преимуществах Петербурга перед Москвой и, конечно, любви – со всеми ее плюсами и минусами.


Ваша героиня – талантливый нейрохирург, замечательный врач. Насколько сложно актерам воплощать на экране такую, с одной стороны, техническую профессию, а с другой, возможно, и творческую. Вообще, на ваш взгляд, есть ли что-то общее между работой врача и актера?

На съемочной площадке сериала «На твоей стороне» нас курировали нейрохирург и хирург, которые до начала съемок «врачебных» сцен объясняли мне, какие инструменты используются для операции, что и как нужно держать. Непосредственно во время съемок они сидели у плейбека и наблюдали, как я проделываю эти движения – «делаю операцию». Если я делала что-то неправильно, то они останавливали процесс, поправляли меня — и мы переснимали сцену, чтобы все было четко. Так что я была под наблюдением опытных специалистов. Слава богу, что они были, потому что, конечно, если делать все самостоятельно, насмотревшись роликов в интернете, наверняка можно что-то напутать. А похожи ли врачи и актеры? Думаю, нет. Профессия актера все-таки творческая, а врачу нужно больше точных наук, химии, математики, важно просчитывать все ходы, это совсем другая работа мозга. К тому же, если врач ошибется, это будет стоить кому-то жизни, а если актер сделает что-то неточно, от этого никто не умрет.

Повлияла ли как-то пандемия коронавируса на ваше восприятие врачей, которые сейчас, безусловно, стали главными героями этого непростого времени?

Врачами я всегда восхищалась. На мой взгляд, это сверхлюди, которые должны обладать суперкачествами, героизмом, силой духа, воли. Мне кажется, это лучшая и самая нужная профессия на Земле. Я желаю всем врачам сил! И с огромным уважением и восхищением отношусь к представителям этой профессии.

Вашей героине журналистка задает вопросы «Были ли в вашей практике случаи, которые бы подтвердили существование Бога?» А в вашей актерской практике были такие?

В этом смысле я абсолютно солидарна со своей героиней Настей, которая, в первую очередь, верит в честность, доброту и другие положительные человеческие качества. А для этого, на мой взгляд, не обязательно верить или не верить в Бога. Это личное, интимное дело каждого. Есть верующие, но очень агрессивные люди, а есть не верующие, при этом прекрасные люди, которые умеют сопереживать, сочувствовать, помогать нуждающимся, работать над собственным развитием. Так что это не зависит от веры. Соответственно, и таких «божественных» случаев со мной не случалось, потому что я изначально мыслю немного иначе. Но не исключаю, что с людьми, которые действительно верят в чудеса и ждут чего-то эдакого, такое случается – это вопрос восприятия.


Ваша Настя в определенный момент становится заложницей — и вынуждена сидеть в четырех стенах. Насколько психологически сложно было снимать эти сцены? Есть ли у вас самой боязнь замкнутых пространств или другие фобии, из-за которых бы вы точно не согласились сыграть ту или иную роль?

Съемки в четырех стенах – это несложно, так как я понимаю, что как актриса нахожусь определенных обстоятельствах, вокруг много людей, все это неправда, игра, кино. И в любой момент, если вдруг мне станет плохо, захочется попить воды или выйти в туалет, все это мне будет обеспечено. Есть прекрасные актерские ассистенты, которые помогают и следят за психологическим состоянием артистов на площадке, так что никакого дискомфорта нет. Хотя в жизни я действительно боюсь замкнутого пространства — если там вода. Я боюсь озер, рек, морей, морского дна. То есть головой я понимаю, что меня никто там не сожрет, не укусит, на дно не потащит, но почему-то я этого боюсь, и у меня очень часто начинается паника. Когда я занималась триатлоном, где первый этап – как раз плавательный, то на сборах я боролась с этим страхом. Непосредственно на соревнованиях все-таки в воде сразу много спортсменов, тебя точно кто-то окружает – впереди, сзади, по бокам, – и это дает какое-то внутреннее спокойствие. А вот на тренировке нужно было проплыть, например, два километра в одиночестве, и это было для меня настоящим испытанием. Но мне это очень сильно помогло. Мой тренер – замечательный спортсмен Евгений Никитин – как-то раз на сборах помог преодолеть мне этот страх. Я ему показывала, чего боюсь – камни эти мохнатые, водоросли, а он заныривал на дно, все доставал и заставлял меня обнимать эти камни, целовать их, чтобы как-то сблизиться. У меня даже есть фотография, где я в обнимку стою на берегу с мохнатым камнем и целую его. Так что этот опыт и спорт в принципе очень мне помог в актерской профессии, в преодолении личных фобий. Совсем недавно мне пришлось для роли плавать ночью одной в озере – вся группа, камеры стояли на берегу. И вот я одна ночью посредине огромного озера, мне еще надо играть. И тут мне как раз этот триатлонный опыт помог, потому что я со своей актерской задачей на удивление справилась, и мне было почти не страшно.

В сериале «На твоей стороне» женщина по большому счету оказывается жертвой запутанных, в том числе, криминальных отношений сугубо мужской компании. Рассматривали ли вы свою героиню именно с этой стороны?

Да, поначалу она оказывается, конечно же, жертвой, поскольку ее принуждают выполнять какие-то условия, ее запугивают, ей угрожают. Но потом она открывает для себя главного героя, своего мучителя, видит в нем человеческие качества и понимает, что на самом деле он глубже, чем она могла подумать, и что есть обратная сторона медали, другая сторона жизни, что на все это можно посмотреть под другим углом, что у нее и получается сделать. Если бы она была упертым и негибким в психологическом смысле человеком, то, конечно, она бы этого не увидела. Но поскольку Настя – представитель потрясающей профессии, где люди, как мне кажется, априори склонны к анализу и самоанализу, она справляется с этой историей и открывает для себя, в первую очередь, человека, а не участника криминальных разборок.


Насколько комфортно вам было солировать в таком мужском ансамбле?

Очень, потому что меня окружали прекрасные артисты – Дмитрий Ратомский, Сергей Калантай, Сергей Радченко, Александр Соколов. Они все замечательные люди, профессионалы, с которыми безумно комфортно работать. Поэтому я с удовольствием у каждого из них училась чему-то новому.

Естественно, сериал не обходится без любовной линии. Но здесь отношения вашей героини возникают как бы вопреки обстоятельствам. Насколько, как вам кажется, такие отношения могут быть реальны?

Я думаю, что в жизни возможно все. Иногда бывают такие обстоятельства, такие истории, что если об этом снять сериал, то никто не поверит, что такое может быть. На самом деле жизнь очень непредсказуемая, разнообразная, многоликая и многоплановая.

Ваша Настя влюбляется в мужчину с явными минусами как минимум в плане его деятельности. Приходилось ли вам любить человека, в котором вы видите объективные минусы?

В моей молодости, скажем так, я однажды в влюбилась в человека, который был умным, образованным, начитанным, состоятельным. Но поскольку я не смогла, наверное, очароваться и полюбить его по-настоящему, то мне очень мешало его поведение, порой даже хамство с окружающими людьми меня возмущали. Это перечеркивало все его хорошие качества. Но опять же потому, что любви к этому человеку у меня не возникло, я не смогла его принять таким, какой он есть. Когда любишь по-настоящему, то все минусы автоматически превращаются в плюсы. Ты любишь все что делает этот человек. Вот мой муж (актер Алексей Морозов – прим.ред.) любит разбрасывать вещи. Я очень люблю чистоту, он, в общем, тоже. Но я перфекционист, а он во всех смыслах творческий человек и любит такой творческий беспорядок. При этом, знаете, когда нам нужно расстаться на месяц – например, у него съемки в одном городе, у меня в другом, такое бывает редко, но бывает – я начинаю скучать уже по этому бардаку, и говорю ему: «Продолжай в том же духе, а то я буду скучать по твоим вещам, оставленным то там, то сям».

Как складываются ваши отношения с театром, получается ли совмещать театр и кино?

В 2016 году я завершила сотрудничество с театром. Не работаю там уже пять лет и совершенно не скучаю. Мне было очень хорошо в Малом Драматическом театре с прекрасным художественным руководителем Львом Абрамовичем Додиным, и я очень благодарна этому периоду своей жизни – с 2012 по 2016 год, я сыграла там очень много интересных ролей, это потрясающий опыт, благодаря которому я еще больше влюбилась в актерскую профессию. Но в какой-то момент я поняла, что нужно идти дальше и мне захотелось больше сниматься в кино, потому что когда я работала в театре, на это практически не было времени. Мы с моим супругом одновременно ушли из театра. Леша продолжает работать в антрепризных постановках, а я совершенно не скучаю по театру, мне пока больше нравится играть в кино.


Вы же начинали учиться в школе-студии МХТ, но, как пишут, у вас не сложились отношения с Москвой как мегаполисом. И в итоге вы предпочли Петербург.

Случилось так, что после окончания школы экстерном я поступила в Школу-студию МХАТ на курс Сергея Земцова и Игоря Золотовицкого, но была морально не готова к Москве после маленькой Риги, где я жила в семье, для меня все делали, мне готовили, мне стирали, у меня школа была через дорогу, а театральная – через другую. И я оказалась в Москве абсолютно неокрепшая, психологически не готовая — и мне было очень сложно прийти в себя. Мне кажется, я надорвалась психологически и не смогла нормально учиться. Очень много прогуливала, не могла заниматься творчеством, обучением, ничего не воспринимала. Меня отчислили за профнепригодность и совершенно справедливо поступили. Более того – этим помогли, потому что мне нужно было прийти в себя, осмыслить все. Еще был такой момент, что в Латвии даже среди русских есть одна культура общения, юмор, а здесь все оказалось иначе, будто это две разные планеты. И я, будучи подростком в переходном возрасте, столкнулась с тем, что не понимала сверстников, а они – меня, я была изгоем, мне было очень сложно перенастроиться. Поэтому я почувствовала, что мне нужно время, взяла паузу на год, а уже потом поступила в театральный институт в Петербурге, потому что и по духу мне ближе этот город, и тут живут мои бабушка с дедушкой, есть место, куда я могу возвращаться, где меня могут приласкать, утешить, а это очень важно, особенно для молодой девушки, которая взрослеет. В такие переломные моменты всегда важно, чтобы был кто-то, кто поддержит. Поэтому я выбрала Петербург.

Ваш муж Алексей Морозов – тоже популярный актер. Не мешает ли вам одинаковая профессия в семейной жизни?

Наоборот – помогает нам лучше понимать друг друга. В парах, где один – актер или актриса, а другой занимается не творческой профессией, иногда возникают недопонимания. Потому что понять по-настоящему, как снимаются романтические сцены, может только актер или люди, которые так или иначе связаны со съемками кино, работой в театре. Тогда не возникает ревности. Профессиональной ревности у нас тоже нет. Мы максимально стараемся поддерживать друг друга, анализировать работы друг друга и нам дома это очень помогает, потому что я со своей стороны могу что-то посоветовать, и Леша – так же.

Он также уже пробует себя в режиссуре. Нет ли у вас подобных амбиций? Или, может быть, есть какая-то идея или зарубежный проект, адаптацию которого вы бы хотели запустить в России в качестве если не режиссера, то шоураннера?

Да, Леша совсем недавно снял первую режиссерскую работу – именно сериальную, где еще и сыграл главную роль. Не то чтобы он сам себя утвердил. Так получилось, что ему предложили не только сыграть главную роль, но и выступить режиссером. Он, конечно, был весь в мыле, чуть с ума не сошел, но безумно счастлив, потому что это новый опыт, ему было очень интересно. Сейчас он как раз занимается монтажом, подбирает музыку к проекту. А у меня режиссерских амбиций нет, потому что это совсем другой склад ума и совсем другая внутренняя организация, характер. Я, скорее, человек импульсивный, поэтому мне нужен какой-то эмоциональный выхлоп, так что мне в актерской профессии абсолютно комфортно. Но что касается Леши, то у него есть режиссерская мечта. Мы уже сняли для его идеи короткий метр как эскиз, некую зарисовку будущего проекта, и еще сделали такой пилот-презентацию многосерийного проекта для интернет-платформ. Там есть первые сцены, рассказ актеров о проекте, режиссерское видение. Наш замечательный сценарист Константин Федоров адаптировал для этой идеи «Трех товарищей» Ремарка, немного их видоизменил, получилась очень интересная, остросюжетная, актуальная фэнтези-история. Надеюсь, что в ближайшем будущем у нас получится ее осуществить.


Источник: Кино-Театр.РУ. Маша Токмашева.

Возврат к списку


Партнеры

Киностудии