«Продюсеры должны быть сумасшедшими, но сейчас они больше напоминают банкиров».

«Продюсеры должны быть сумасшедшими, но сейчас они больше напоминают банкиров». 17.04.2018

«Продюсеры должны быть сумасшедшими, но сейчас они больше напоминают банкиров».


В этом году международного кинофестиваль «Фебиофест» посетил французский режиссер Леос Каракс. На пресс-конференции он поделился мыслями о выборе актеров и рассказал, почему не стал бы переснимать свои фильмы.
    
— Вы родились во французской коммуне хиппи и, по вашим словам, были потеряны и одиноки. Как вы думаете, повлияло ли это на ваши фильмы?

— Я не думаю, что это были именно потерянность и одиночество. Конечно, я начал снимать, когда был молод и до сих пор открываю для себя кино. Это был странный период взросления. Может быть, я думал, что кино поможет выйти мне в свет. Я не чувствовал себя одиноким, скорее отстраненным.  Кино — это особое место для меня. Это пребывание во тьме с чем-то большим, чем я. Наверное, поэтому немые фильмы оказали на меня гораздо большее влияние.

Каждый новый фильм для меня — как первый.

— Вы никогда не держали камеру в руках до того, пока не начали снимать свой первый фильм. Как вы не потеряли уверенность?

— Знаете, продюсирование, финансирование — это блеф. Ты говоришь людям: «Дайте мне денег, я знаю, что буду с ними делать». Но на самом деле не знаешь. Каждый новый фильм для меня — как первый. Одно время я не держал камеру по 10 лет, а потом у меня возникло чувство, что я взял ее в первый раз в жизни. Когда я начал смотреть кино, мне было около 17-19 лет. В основном это были немые фильмы. Эти картины давали мне ощущение домашнего уюта.  

— В течение 30 лет вы сделали всего пять полнометражных картин. Почему? У вас не было денег, продюсеров или сценариев?

— Я снял три фильма за 10 лет,  а потом — только два.  Почему? Это очевидно. После третьего я исчерпал все силы. Чтобы снимать кино, вам нужны люди, а у меня всегда были проблемы  с налаживанием контактов. Речь вовсе не о деньгах,  а, скорее, о поиске людей, которые могу найти деньги. Которым я могу доверять.  Проблема в том, что мне сложно представить фильм, если я не держу в голове актеров. Это моя ошибка. Так не стоит делать.

— Если бы вы попытались снять фильм «Парень встречает девушку» сегодня, чтобы вы изменили там?

— Я этого даже представить не могу. Это как если бы вы спросили, что бы я поменял в своем ребенке, родись он заново. Это невозможно.


— Говорят, что режиссер хорош настолько, насколько хорош его фильм. Ваша картина «Любовники с Нового моста» провалилась в широком прокате. Потом вы ждали почти 10 лет и выпустили «Полу X» — и снова провал. Не думаете ли вы, что делаете что-то неправильно, что в следующий раз вам, возможно, понадобится больше денег?

— Да, может быть. Знаете, в создании фильма есть что-то сумасшедшее, поэтому у вас должен быть сумасшедший продюсер. Современные продюсеры больше напоминают банкиров. Конечно, другие виды искусства более дешевы. Кино всегда нуждается в финансах.  Деньги — это часть кинематографического эксперимента.

— Может быть это прозвучит немного странно, но все же. Какой из ваших фильмов вы порекомендуете посмотреть первым тем, кто еще не знаком с вашим творчеством?

— Понятия не имею. Я никогда не смотрю мои фильмы. Я знаю, что они есть.  Когда я был моложе, я стыдился своих работ, но сейчас это уже не так. Они живут в моей голове. Все зависит от человека. Я чувствую уверенность только за свой последний фильм, но это мало что значит.

Деньги – это часть кинематографического эксперимента.


— Наверняка вы слышали самые разные мнения о ваших фильмах. Любите ли вы говорить со зрителями о том, как они их интерпретируют?

— Это зависит от того, где я нахожусь. За пределами Франции — в Индии, Китае, в деревне в Африке — да, иногда. Я не люблю, когда люди думают одинаково. Здорово поговорить с человеком один на один, но иногда интересно узнать мнение и у большого количества людей.

— Как вы открыли актера Дени Лавана? Он очень харизматичный и играет почти во всех ваших фильмах.

— Для своего первого фильма «Парень встречает девушку» девушку я нашел быстро, а вот парня пришлось искать тщательнее: на улицах, в театре, на занятиях, среди музыкантов. Но я так и не смог найти его и отложил съемки на год.  

Сняв второй фильм, я стал смотреть все меньше и меньше, а сейчас не смотрю почти ничего.


Однажды, когда я просматривал безработных актеров, я увидел фото Дени. Он выглядел  не так, как другие, и я захотел с ним встретиться. Я не был до конца уверен, когда утвердил его на роль. Я совсем его не знал, мы не делали никаких тестов. Но потом я почувствовал, что у нас получилось, хотя моя первая работа вышла очень статичная. С годами Дени становился все сильнее и сильнее, и сегодня он может сыграть все что угодно.


— Для своих первых фильмов вы черпали вдохновение из творчества кинематографистов новой французской волны. Откуда вы его берете сейчас: из искусства, музыки, других фильмов?

— Первые фильмы, которые я смотрел, были похожи учебное пособие. Я уже говорил о немом кино, но также среди них были представители французской новой волны, русские фильмы и многое другое. Сняв второй фильм, я стал смотреть все меньше и меньше, а сейчас не смотрю почти ничего.

Вдохновение я черпаю из тех же вещей, что и раньше. Это может быть все что угодно. Лица, песни, память, сон, литература, путешествия. Здесь нет ограничений. Сегодня меня больше всего вдохновляет музыка. Я мечтал стать музыкантом,  и, когда мне было 20, я уже хотел делать мюзикл.  «Любовники с Нового моста» сначала задумывался как мюзикл. Мои самые большие амбиции всегда были о музыке.


— Как-то раз вы шокировали публику, сказав, что вы не беспокоитесь об аудитории, потому что она все равно умрет. Но фильмы же делают именно для нее.

— Аудитория — это мертвые люди. Я беспокоюсь о кино и о зрителях. Аудитория — значит билеты. Если ты думаешь о людях, которые будут платить, чтобы увидеть твой фильм, можешь больше не заботиться о деньгах.

Мои самые большие амбиции всегда были о музыке.


— Ваш авторский стиль уникален, но вы говорили, что оказывались под влиянием многих режиссеров.

— Их сотни. Большинство уже мертво. Я был  бы ничем, если бы не посмотрел их фильмы, но понял я это поздно. Раньше, когда я смотрел фильм, я видел только, допустим, Мэрилин Монро, а потом осознал, что за камерой тоже стоят люди. Именно этим я и хотел заниматься. На меня оказали влияние сотни режиссеров и я просто не смогу назвать их всех.


— «Корпорация «Святые моторы»» — это целая антология идей. Возможно ли увидеть продолжение какой-то из них в одном из ваших следующих фильмов?

— Я не думаю, что это антология. Этот фильм, который я придумал очень быстро, так как был занят другими проектами.  Но в чем-то вы правы. Например, я использовал господина Дерьмо, потому что этот персонаж уже был в другом фильме и очень понравился мне и Дени Лавану. Мы хотели посмотреть, как он будет выглядеть взрослым. В следующем фильме появится персонаж плохого отца с дочерью.

Полина Орлова.

Возврат к списку


Партнеры

Киностудии